Николай Басков: "Создав семью, я повзрослел"

"Новая неделя" № 43

Недавно Николай Басков совершил гастрольный тур со звездой мирового масштаба — Монтсеррат Кабалье. Их дуэт услышали в Красноярске, Екатеринбурге, Тюмени, Новосибирске и Санкт-Петербурге. Заключительный концерт прошел в Москве. Им известнейший российский тенор отметил юбилей — свое 30-летие

Говорят, в преддверии дня рождения человек ощущает себя усталым, опустошенным. Как самочувствие?
— Я не буду жаловаться и говорить: ой, тяжело-о-о... Мне кажется, что судьба артиста — после каждого концерта чувствовать себя опустошенным, но на следующее утро, как феникс, возрождаться из пепла, поэтому дело привычное.

— Не расстраивает круглая дата?
— Я никогда не думал о возрасте с сожалением. По-моему, прекрасно, что человеку дана такая возможность — проживать каждый год, меняясь. Недавно я пел на одной свадьбе, где девяностолетняя прабабушка жениха отплясывала так, что все завидовали. Так при чем здесь возраст? Главное, что в душе! Мне до сих пор иногда хочется вести себя, как ребенок, похулиганить. Например, еду в машине, и вдруг моя песня по радио, так и тянет включить звук на полную мощность, высунуться из окна и подпевать самому себе. Однажды не удержался, попробовал — на дороге создалась аварийная ситуация. Больше не буду (смеется).

— Считается, что тридцать лет для певца с классическим голосом — это младенческий возраст.
— Мой педагог Монтсеррат Кабалье мне часто напоминает об этом. Она считает себя моей вокальной матерью, и это действительно так. Когда я пою, она вместе со мной дышит и нередко повторяет: «Твоя удача — это мой фурор, твой неуспех — это моя смерть!»

— Интересно, а Монтсеррат уловила созвучие фамилии Басков с названием испанской народности — баски?
— Я раньше думал, что, может, моя фамилия имеет баскские корни. Выступая в Бильбао — столице земли басков, надеялся на реакцию, но не прокатило: слово «баск» по-испански звучит совершенно иначе, зато как прокатил финальный си-бемоль (смеется)

— Кому принадлежала мысль попросить Кабалье стать крестной вашего сына?
— Мне, мы даже вместе с ней обсуждали это, но поскольку Кабалье католичка, от идеи решили отказаться. Ко дню крещения Монтсеррат просто свяжет Брониславу что-нибудь из одежки, она очень красиво вяжет.

— После этого ему будет прямая дорога в оперные певцы!
— Нет. Интуитивно чувствую, что он займется чем-нибудь другим. Правда, когда я дома репетирую, он прислушивается, даже улыбается. Наверное, врожденная музыкальность передалась по наследству.

— Известно, что сына вы назвали Брониславом в честь бабушки жены. Так и обращаетесь к нему: «Доброе утро, Бронислав Николаевич!»
— Нет, пока мы зовем его Броня, Бронечка. Ой, я только утром его обнимал, а уже соскучился! На самом деле я очень жду, когда он подрастет — еще же пяти месяцев нет — и с ним можно будет играть, разговаривать.

— Ваша супруга в шутку говорит, что вы с Брониславом почти не отличаетесь друг от друга.
— Она заметила, что мы очень похоже спим — лежим одинаково и с одним выражением лица.

— Вы помогаете жене ухаживать за ребенком?
— Сейчас в этом уже нет особой надобности: у нас две няни, так что Света не очень устает. А вот в роддом я примчался первым, через сорок минут после родов, и мне сразу дали подержать сына. Я не испугался, потому что готовился к этому, книжки умные читал. В первое время отменил все концерты и постоянно был дома, мог и помыть Броню, и памперсы ему поменять.

— Ваша жена и ваша мама внешне очень похожи. Это совпадение или вы специально искали именно такую девушку?
— Мне кажется, это подсознательно живет в каждом мужчине. Когда я впервые увидел Свету, у меня сразу сердце екнуло: как на мою маму похожа! Что удивительно, они не только внешне, но еще и эмоционально похожи! Кстати, мне ведь когда-то нагадали, что моя избранница будет светлая. Я думал, блондинка, а потом оказалось, что «светлая» означает свет, то есть Светлана. Наука об именах говорит, что у Николая и Светланы — счастливый союз, я специально интересовался.

— Вы изменились после женитьбы?
— Женившись, я повзрослел, появилась ответственность за другого человека, за его душу, эмоции, настроение. Теперь рядом со мной еще и сын, поэтому требуется пошире расправлять плечи.

— Вам необходимо слышать от Светланы слова поощрения?
— Да, да и да! Она должна говорить, что я — это ее все! В ее представлении я должен быть номер один — самый лучший, самый талантливый, самый любящий, самый нежный, самый щедрый, самый красивый. Вот! Приходится стараться, оправдывать ожидания (смеется).

— К тридцати годам вы стали заслуженным артистом России и народным Украины, получили орден Франциска Скорины от белорусского президента, несколько премий «Овация», звание «Золотой голос России» и даже окончили аспирантуру при Московской консерватории...
— Я еще и книгу написал. Мой аспирантский труд назывался «Мадаптация в современной музыке». Это пособие для композиторов и вокалистов о переложении старого музыкального материала на новый лад.

— Наверное, часто чувствуете себя победителем?
— Нет, всегда кажется, что просто повезло, и тогда я говорю: «Спасибо, Господи!»

— Неприятно знать, что вашему успеху многие завидуют?
— А я не обращаю внимания и сам никогда никому не завидую. Давайте я буду сходить с ума от того, что не меня, а Леонардо Ди Каприо пригласили играть в «Титанике», что у него все в шоколаде и состояние под два миллиарда! Что изменится? С годами я понял: не надо ни за чем гнаться, все придет само, внезапно и именно то, что должно быть. А если превратить свою жизнь в бег с препятствиями, недолго споткнуться, задохнуться. По жизни надо идти спокойно.

— Несмотря на романтический облик, вы человек расчетливый, деловой?
— Все зависит от ситуации и моего настроения. Порой бывает состояние безразличия: да гори оно все огнем! А иногда по-другому: ну-ка принесите мне отчет, как говорится, до последнего пенни! В жизни разное случалось, порой за моей спиной меня предавали, обманывали, зарабатывали на мне колоссальные деньги. Помню, когда я уже собирал по три-четыре концерта в одном городе, привезли меня на гастроли. Захожу в гостиничный номер — ванна ржавая, дверь заедает. Я говорю растерянно: «Как-то тут неуютно», а мне отвечают: «У вас что, звездная болезнь? Другой гостиницы нет, а здесь Алла Пугачева останавливалась!» Я тогда еще не был знаком с Аллой Борисовной и не мог позвонить ей, спросить об этом, потому поверил. Только жена мне глаза открыла — переселила в пятизвездочный отель за углом. Постепенно я научился не позволять себя использовать, стал лучше разбираться в людях.

— А не было мысли бросить этот бесконечный шоу-марафон и попеть годик-другой классику где-нибудь в тихой провинции?
— А я и так пел — в Нижнем Новгороде, Астрахани, Саратове, в Марийском оперном театре. Уехать совсем не могу: у меня контракты, обязательства перед людьми, гастроли и постановки расписаны уже на две тысячи девятый год!

— В начале карьеры певец Басков эпатировал многих пиджаками с золотым шитьем, каменьями, рюшами. Сейчас ваш сценический вкус изменился. Возраст?
— Нет. Тогда команда моих имиджмейкеров представляла меня публике в стиле Ивана Царевича — сказочные костюмы, светлые волосы на прямой пробор... Сейчас у меня другой стиль, теперь Басков — это Басков.

— Кстати, в прошлом году вы сильно похудели.
— Не просто сильно, а на восемнадцать килограммов, даже щеки куда-то делись, лицо стало, как у фотомодели (смеется)! Сам не ожидал, что могу быть таким! Но труд был колоссальный — диета, спорт. Я перестал гастролировать, потому что нельзя было петь, так как в процессе потери веса появилась слабость, да и психологически стал не то чтобы злым, но слегка отрешенным. В общем, хоть я себе и нравился в новом образе, но пожил в нем недолго. Монтсеррат все время говорила: «Ты что, надо есть!» Я опять начал кушать, восстановился и сейчас в нормальной для классики форме.

— Каким вы представляете свое будущее?
— Будущее? А я никогда не загадываю. Зачем?

Мария СПЕРАНСКАЯ