Под счастливой звездой

"Седьмой континент"

С.К. Николай, чем живете в последнее время?
Н.Б. Уже полгода, а особенно последние несколько дней, живу подготовкой к торжествам, посвященным моему юбилею. Уже проходит грандиозный тур по городам России, где я выступаю с Монтсеррат Кабалье. Переезжаю из одного города в другой в личном вагоне. В нем большая кровать и пианино, на котором я ежедневно распеваюсь, и вообще все очень комфортно, мне нравится. Единственная проблема в том, что во время пути поезд трясет и от этого пианино расстраивается — а мне приходится каждые пять часов его настраивать. В остальном все великолепно, принимают нас не просто тепло, а горячо. Я вижу восторг поклонников и радуюсь сам.

С.К. Почему совместный тур с Монтсеррат Кабалье прощальный? Она уходит со сцены?
Н.Б. Нет, Монтсеррат со сцены, слава Богу, уходить не собирается. Как она сама заявила — раньше 80 никуда не уйду. Просто, скорее всего, в те города, куда мы едем в этом туре — Красноярск, Тюмень, Новосибирск — она никогда больше не попадет. Поэтому тур не то чтобы прощальный, а просто единственный в своем роде. Подарок всем моим поклонникам к юбилею.

С.К. Монтсеррат по-прежнему будет давать Вам уроки вокала?
Н.Б. Вы знаете, наши отношения уже давно выросли из просто уроков вокала. Это художественная работа двух артистов, надеюсь, она продолжится и в дальнейшем. Это как воспитание — ведь родители всю жизнь воспитывают своих детей, а Монтсеррат можно с уверенностью назвать моей вокальной мамой.

С.К. Вы ведете передачу на канале «Россия», летом появились в качестве ведущего на церемонии вручения премии «МузТв». Вам нравится экспериментировать?
Н.Б. Конечно. И потом, это же все проекты в какой-то одной сфере. Если бы я в свободное от работы время укладывал асфальт, то это были бы эксперименты, а так — просто вариации на тему. Я снялся в рекламе, например, работаю ведущим. В конце концов, я учился на актера музыкального театра в ГИТИСе, так что навыки у меня есть.

С.К. Вы сейчас занимаетесь спортом? Каким?
Н.Б. Единственный спорт, которым я когда-либо занимался и продолжаю заниматься, это плаванье. У меня даже был второй юношеский разряд — это довольно серьезное достижение. И сейчас, когда я посещаю фитнес-центр, то в первую очередь иду в бассейн.

С.К. Вы в детстве были послушным ребенком?
Н.Б. Ой, разве можно об этом помнить. Мне всегда, в любом возрасте, казалось, что я идеальный. Но у родителей со мной было много проблем.

С.К. У Вас остались друзья детства? Удается видеться?
Н.Б. Ну, наверное, моим друзьям удается меня видеть. А мне, к сожалению, нет. Я ведь из семьи военного, и мы часто переезжали с места на место, поэтому друзей было много, но общался я с ними недолго.

С.К. А кем Вы хотели быть?
Н.Б. У меня с детства было такое чувство, что я стану артистом. Это очень интересно, ведь я никогда не хотел быть артистом, но была какая-то уверенность, что так и будет. Я помню, когда мне было года четыре, мы с дедушкой, который тоже был военным, гуляли по парку. Я залез на эстраду, взял варежку, которая у меня держалась на резинке, и начал петь, а потом сказал, что буду артистом. Когда же дед меня спросил: «А как же военные?». Я, не задумываясь, ответил: «Это вы — военные, а мы — артисты».

С.К. Помните, когда первый раз запели?
Н.Б. Я пел в детском саду, в школе, дома. Самый первый свой опыт не вспомню, конечно, но точно знаю, что это было еще в глубоком детстве.

С.К. Ваши поклонницы обычно ведут себя мирно или норовят оторвать кусочек Николая Баскова на память? Как выходите из подобных ситуаций?
Н.Б. Я же не Дима Билан. У меня поклонницы — очень культурные и спокойные люди и ведут себя прилично и никогда еще не пытались отхватить кусочек от Николая Баскова.

С.К. Вы водите автомобиль? Любите большие скорости?
Н.Б. Конечно, обожаю.

С.К. Какая у Вас сейчас машина?
Н.Б. Mercedes и Bentley.

С.К. Как относитесь к акции «Попса без фонограммы»?
Н.Б. Фонограмма — это не для меня. С моим голосом дайте только попеть. (Смеется.) Ну а если кто-то петь не особенно умеет, то, что ж, пусть поют под фонограмму.

С.К. Не возникает желания получить актерскую профессию?
Н.Б. Нет, никогда у меня такого желания не было. Актер должен быть удивительно гибким и компромиссным человеком, ведь он полностью зависит от режиссера. Для меня это очень трудно — смириться с какой-то определенной ролью, которую, к тому же, не я выбрал. И вообще, я никогда не видел себя актером, даже когда учился в ГИТИСе, всегда прогуливал актерское мастерство и не делал домашние задания, а дополнительно занимался вокалом. За это меня и выгнали, но я об этом ничуть не жалею.

С.К. На гастролях какие условия пребывания являются обязательными?
Н.Б. Ну, если я еду один, то это одни условия, если с Монтсеррат Кабалье — совершенно другие. У нее охраны только два десятка человек. Для себя же я никаких особых условий не требую. Нормальный транспорт, хорошая гостиница. Обязательно прошу телевизор в номер. Во-первых, всегда смотрю новости, а во-вторых, очень люблю после концерта засыпать под работающий телевизор — меня это успокаивает. А то знаете, после того как долго слушаешь музыку и вдруг она прекращается, в ушах стоит такая звенящая тишина. Вот чтобы ее не ощущать, я смотрю телевизор.

С.К. Говорят, Вы много занимаетесь языками. Какие языки изучили?
Н.Б. Свободно владею только английским. Все остальные языки знаю довольно плохо. Я пою на испанском, итальянском, французском, немецком, но, конечно, это знания на уровне простой фразеологии. Когда идет работа над оперой, с артистами занимаются специальные люди, которые «ставят» произношение. Естественно, я понимаю, о чем пою, могу изъясняться простыми фразами, но это весьма поверхностный уровень знания языка. Мне кажется, что для того чтобы хорошо владеть языком, надо либо постоянно заниматься, что для меня совершенно невозможно, либо жить в той стране, где говорят на этом языке. Когда я, например, жил полтора месяца в Америке, я сам заметил, как с каждым днем говорил все лучше и лучше, потому что погрузился, как говорится, в языковую среду.

С.К. В повседневной жизни какой стиль одежды предпочитаете?
Н.Б. Джинсы да рубашку. Casual, скажем по-модному.

С.К. Вы производите впечатление очень жизнерадостного человека. А что Вы делаете, когда у Вас плохое настроение?
Н.Б. Иду в баню. Это мой фирменный способ избавляться от грусти. Попариться несколько часов, это очень расслабляет, из тебя буквально выпаривается вся грусть-тоска. Приходишь домой, ложишься спать, а просыпаешься совершенно другим человеком, бодрым и готовым к новым победам.

С.К. Как относитесь к тому, что Вас называют звездой шоу-бизнеса?
Н.Б. А как еще меня должны называть? Конечно, я звезда шоу-бизнеса, не бензоколонки же, в конце концов! А то, что сейчас некоторые говорят, что вот-де есть грязный шоу-бизнес, а есть чистое искусство, то это, на мой взгляд, полная чушь. Сейчас все уже стало шоу-бизнесом: опера, эстрада. И лично я в этом ничего плохого не вижу. Мне вообще журналисты и музыкальные критики придумали шедевральное определение — поп-тенор. Так и пишут — «Золотой голос России», поп-тенор Николай Басков... Звучит очень забавно по-моему.

С.К. Какая у Вас любимая книга? Фильм?
Н.Б. Книг много. Я очень люблю Ремарка, Бальзака. На отдыхе читаю детективы Марининой. А фильмы люблю приключенческие: один из моих любимых — «Приключения Индианы Джонса».

С.К. У Вас есть мечта?
Н.Б. Вы знаете, много у меня всяких разных мечтаний и целей, но я не думаю, что стоит распространяться по этому поводу — это мои личные дела. Я хочу, чтобы все мои родные и близкие всегда были здоровы — это, наверное, самое главное.

С.К. Что для Вас лучший отдых?
Н.Б. Побыть с семьей. Полежать на диване, пообщаться с женой, поиграть с сынишкой. Замечательно, когда не надо никуда бежать, торопиться. Еще я очень люблю, когда удается выехать на дачу за город, собраться там всей большой семьей, пить чай и разговаривать.

С.К. Сколько времени удается провести с сыном?
Н.Б. На самом деле пока немного. Но, думаю, когда он подрастет, я буду больше с ним общаться.

С.К. Если выдается счастливое время, которое Вы можете провести в кругу семьи, чем занимаетесь?
Н.Б. Да ничем особенно, смотрим фильмы вместе, просто общаемся. Семья — это отдых для меня, с ними так приятно лениться.

С.К. Какие на Вас возложены обязанности отца — может, искупать ребенка или погулять с ним?
Н.Б. Очень трудно с моей работой возложить на меня какие-то обязанности. Когда я дома, то, конечно, помогаю жене, гуляю с ребенком, пою ему песни, мою его.

С.К. Вы счастливый человек?
Н.Б. Говорят, счастливыми бывают только блаженные. И вообще быть абсолютно счастливым довольно сложно, все равно есть какие-то проблемы, неурядицы, усталость, в конце концов. Но у меня есть любимая жена, ребенок, мои родители живы-здоровы (тьфу-тьфу-тьфу). Наверное, меня можно назвать счастливым человеком, и просыпаясь каждый день утром, чувствую себя таковым.

С.К. А что такое счастье?
Н.Б. Знаете, можно начать философствовать, вспомнить определения Платона и прочих мыслителей, но мне кажется, счастье для человека — это когда у него все хорошо. Когда родственники и близкие здоровы и сам он здоров, и когда есть душевный покой. Это самое главное.

"Седьмой континент"