Пугачева и Кобзон признали Баскова “выдающимся вокалистом”

Газета «Московский комсомолец»

Обозреватель “МК” Артур Гаспарян передает с “Корабля судьбы”

В самом начале больших ноябрьских каникул по случаю Дня народного единства отечественный шоу-бизнес не отстал от новомодного тренда и продемонстрировал собственное поразительное единение, собравшись 1 ноября в Петербурге на грандиозный саммит, в который, по сути, и превратилась премьера нового шоу Николая Баскова “Корабль судьбы”.

“А кто еще живет в гостинице?” — поинтересовалась у стойки регистрации одна из многочисленных звездных гостей этого “саммита” Клара Новикова, заезжая с поезда ранним утром в гранд-отель “Европа”. Усталая, но приветливая администраторша вскинула глаза и с каким-то игривым сарказмом ответила: “Да кто здесь только не живет!”. На “мегасъезде” в честь премьеры Николая Баскова из обязательного “джентльменского набора” недосчитались, пожалуй, лишь Максима Галкина да Филиппа Киркорова. Возможно, у них были дела, а, возможно, этого просто не захотела более важная и ценная гостья торжества Алла Пугачева — Примадонна и королева сердец. Чтобы, видимо, под ногами не путались и не мешали сосредоточиться на главном — бенефицианте Баскове. Впрочем, дефицит Киркорова удачно восполнял телеведущий Андрей Малахов, неожиданно кудрявая и взъерошенная прическа которого многих вгоняла в ступор, напоминая (особенно издали) солнцеликого ФиКи.

Все персональные гости были расселены в самом дорогом и престижном отеле Петербурга за счет г-на Баскова. Это обстоятельство заставляло многих прикидывать в уме, во сколько же обошлось это гостеприимство хлебосольному тенору, общие затраты которого на весь сценический продакшн и праздник составили, по слухам, 2 миллиона долларов.

Гости наслаждались своими апартаментами, отдыхали перед концертом. По гостинице особенно не слонялись. Разве только Иосиф Кобзон, уже с утра безупречно одетый, свежий и ухоженный, время от времени присаживался за столик в баре отеля. “Спасибо, что вы у нас есть, Иосиф Давыдович”, — не мог нарадоваться персонал. Пугачева тем временем из своих апартаментов носу не казала, пока не позвали к лимузину.

Конечно, король и королева — Иосиф Кобзон и Алла Пугачева — отправились в лимузинах. Так же, как и главный законодатель всевозможных, в том числе и кремлевских, мод Валентин Юдашкин с женой Мариной. Разумеется, отдельно к месту действия доставлялись собственно участники представления — великое сопрано и учительница Баскова Монтсеррат Кабалье с дочкой Монситой, София Ротару, Игорь Крутой и украинская поп-дива “нового поколения” Таисия Повалий. Зато приглашенные в гостевые ложи “А” и “Б” знаменитости испытали поистине пионерский восторг из забытого детства, когда их везли в одном автобусе на концерт. “Прямо “Евровидение” какое-то!” — радовались они как дети. Сидя бок о бок на соседних креслах, ворковали друг с другом королева красоты Оксана Федорова, ее немецкий красавчик муж Филипп и Олеся Судзиловская. Яна Чурикова познакомила всех с новоиспеченным спутником жизни Денисом. Моргунова и Новикова увлеченно шептались о чем-то своем, девичьем.

Накануне ФСО перелопатило все закутки громадной Ледовой арены, чем весьма затруднило и без того напряженный репетиционный процесс. На концерт ждали первую леди страны Светлану Медведеву и губернатора Валентину Матвиенко. Имея это в виду, все почетные гости Николая Баскова особо тщательно подбирали гардероб, представляя, как будут выглядеть в VIP-партере на фоне столь знатных дам. Алла Пугачева по этому случаю блистала теперь уже не только в переносном, но и в самом прямом смысле слова. Черный беретик и черная накидка Суперзвезды были усыпаны блестящими аппликациями, словно сигнальные огни на взлетной полосе аэродрома. На обеих руках также блестели обшитые чем-то ярко-бриллиантовым черные напульсники. Не хватало разве что инкрустированной плетки в руках. В этом образе читалась порочность берлинского гламура начала 30-х, воспетая Бобом Фоссом в знаменитом “Кабаре”, но Алле все это удивительным образом шло. Все смотрели и умилялись.

Однако первых леди города и страны ни в ложе “А”, где сидела Пугачева и другие, ни в ложе “Б”, где сидел Кобзон и другие, не дождались. Они обманули всех и устроили себе девичник в закрытой и пуленепробиваемой правительственной ложе. Их в общем-то так никто и не увидел. А о присутствии на концерте свидетельствовали лишь присланные за кулисы букеты и пламенная речь Валентина Юдашкина на банкете после шоу. Кутюрье сказал, что г-жа Медведева осталась очень довольна концертом и передает Николаю слова восхищения увиденным и услышанным.

Увиденным и особенно услышанным восхищались и другие гости. Иосиф Кобзон сказал, что испытывает гордость за Николая и может назвать его настоящим артистом. Пугачева, которая благословила Баскова перед выходом на сцену крестным знамением, заявила, что он “потрясающий вокалист”. Настоящим признанием успеха стало и присутствие великой Монтсеррат Кабалье, которая призналась, что если бы не гордилась успехами своего ученика, то не присутствовала бы на этом празднике. “Он для меня уже как сын, очень талантливый сын”, — сказала оперная дива.

“Благодаря урокам Кабалье Басков прибавил за последние годы как минимум октаву”, — восхищались знатоки вокальной техники, слушая на концерте, как легко и непринужденно Николай в дуэтах с Монтсеррат и ее дочерью Монситой виртуозно выпевали высокие ноты из оперных партий, а потом учинили полный разнос интерпретацией романса “Очи черные” и народной “Калинки”. Разнос продолжился и на банкете, когда Николай поднял всех из-за столов, даже степенную Монтсеррат, “Хавой Нагилой” и “Семь сорок”, а потом долго качал на руках Таисию Повалий.

 

На “Корабле судьбы”: Басков заменил Земфиру, а Монтсеррат Кабалье видит будущим зятем “только тенора”

Премьера нового спектакля Николая Баскова “Корабль судьбы” на Ледовой арене в Санкт-Петербурге 1 ноября стала самой масштабной в творческой биографии артиста.

Фокусы Фокаса

Еще весной “МК” первым предположил, что режиссером-постановщиком новой концертной программы Баскова будет греческий продюсер Фокас Евангелинос, известный в России благодаря “роялю с привидением” для номера Димы Билана на “Евровидении-2006” в Афинах. Так оно и вышло. Грандиозную сцену размером 28 на 14 метров, которую г-н Евангелинос нарисовал для Баскова, смогла вместить только Ледовая арена в Петербурге. Москва хоть и была увешана афишами, но лишь издалека наблюдала за гранд-премьерой в Северной столице. Премьеру посчитали невозможным пропустить не только Алла Пугачева и Иосиф Кобзон, но также и первая леди страны Светлана Медведева с губернатором Валентиной Матвиенко.

“В Москве такая сцена могла поместиться в “Олимпийском”, — объяснил г-н Басков, — но нам могли дать на подготовку только 2 дня, а мне нужно было 6 дней! Потом в Москве вечные проблемы с пиротехникой, с пожарными, а в Петербурге мне открыли все возможности”. Глаз публики поражали оригинальные компьютерные инсталляции на 700 квадратных метрах суперсовременных прозрачных экранов; пневматические лифты и летающие платформы; двигающиеся дорожки и совершенно уникальная световая партитура из почти 300 динамических “голов” и прожекторов.

Все это напоминало по размаху и динамике шикарные постановки “Евровидения” последних лет в Афинах, Хельсинки и Белграде.

— Впервые я делаю концерт по-настоящему европейского уровня, — не скромничал артист. — С большой подготовкой, с большими вложениями. Такого в моей творческой биографии еще не было. Только обслуживающего и технического персонала из Москвы приехало 800 человек!

Весь этот расколбас обошелся в 2 млн. долларов, а у поп-соловья, как известно, после развода со Светланой Шпигель до сих пор нет собственной квартиры. Как выяснилось, помогли и спонсоры, и добрые люди. Один из них — Шаптай Колманович, бывший муж бывшей подруги Земфиры Насти Колманович, который в свое время вложил в уфимскую певицу необходимые средства, и та стала настоящей рок-звездой. На вопрос о пикантности данного обстоятельства Басков игриво отшутился: “Господин Колманович знает толк в искусстве, поэтому и сказал, что после Земфиры он может помогать только Баскову. Он считает, что и она, и я гениальны”…

Стрейзанд в брюках

Баскова принято считать кроссовером — певцом, умело сочетающим легкий и академический жанры. Однако сам он предпочитает расхожему сравнению с известными тенорами Доминго—Паваротти—Каррерасом другой и весьма неожиданный пример — Барбру Стрейзанд.

— Для меня Стрейзанд всегда была образцовым примером, певицей невероятного уровня, которая и классику пела, и мюзиклы, и эстраду. Но что бы она ни делала, всегда была узнаваема и отличалась уникальным голосом, которым владела филигранно — от верхних нот до серединных.

Желание артиста стать Барброй Стрейзанд в брюках воплощалось по ходу концерта не только с видимым усердием, но и с похвальной легкостью, обычно не присущей местным артистам, время от времени играющим в “живой звук” с мучительной гримасой на лице, долженствующей показать, какой героический поступок они совершают. Было бы смешно видеть сапожника, хвалящегося тем, что он умеет шить сапоги. У наших артистов подобный синдром проявляется сплошь и рядом. Басков, к счастью, избежал подобного комплекса, показав и в этом смысле вполне “европейский стандарт”.

— У меня наступила опытная зрелость, — признался в интервью “ЗД” артист, — когда я уже могу отвечать за все регалии, которые получил ранее. Уже не только не стыдно на публику выходить, но и видеть в зале признанных и именитых коллег, которым не просто не стыдно, а уже в удовольствие показать то, к чему я пришел.

Именитые коллеги, надо сказать, испытывали помимо приятных эмоций, на которые надеялся Басков, и неподдельное изумление. Артист еще до выхода на сцену волновался, говоря, как ценит, что в одном концерте с ним выступает София Ротару, а в зале присутствуют Иосиф Кобзон и Алла Пугачева. “Они — подлинные столпы нашей эстрады, и их оценка не будет комплиментарной, если я этого не заслужу”. Оценка оказалась спустя несколько часов не просто комплиментарной, а восторженной. И Кобзон, и Пугачева в унисон твердили, в какого “потрясающего вокалиста” превратился Басков, напирая именно на слово “вокалист”.

Порой даже казалось, что дорогостоящие “фокусы Фокаса” мешали иногда сосредоточить внимание на беспримерных вокальных упражнениях, которыми певец по-настоящему и сражал публику. Играть в “Евровидение”, в отличие от иных коллег, ему и впрямь уже не нужно.

Уроки оперы

Женщина на корабле — жди беды. Но басковский “Корабль судьбы” тем и отличался, что должен плыть, как пожелал всем артист, туда, куда вы сами его направите. Появление на этом “Корабле” великой Монтсеррат Кабалье стало не только самым волнующим аттракционом шоу, но и судьбоносной демонстрацией. Оперная Примадонна, чей возраст и больные ноги уже не очень позволяют игриво зажигать на эстрадных шоу, была явно в ударе и с артистичной легкостью устроила подлинное роскошество в ансамбле с Николаем и своей дочерью Монситтой Марти. Они пели арии из “Травиаты” и “Фантома в опере”, “Очи черные” и даже “Калинку”. Благодаря урокам г-жи Кабалье Басков сумел качества “молодого таланта” обратить в настоящий профкапитал “потрясающего вокалиста”. К тому же всех очень занимала личная сторона вопроса. Монтсеррат, Басков и Монситта, стоя на сцене в обнимку, выглядели по-семейному счастливо.

Монтсеррат несколько раз назвала Николая на публике “сыном”. Разговоры о том, что и Басков, и дочь примы Монситта вновь свободны, разведясь каждый с прежними супругами, и теперь явно симпатизируют друг другу, не дают покоя светским хроникерам. Расчувствовавшийся Андрей Малахов, играя шута в партере, даже завопил из первого ряда “горько!”. “Я не буду это комментировать, — ответил на прямой вопрос г-н Басков. — Впрочем, Монтсеррат в интервью одному журналу сказала недавно, что своим будущим зятем видит только тенора. В этом смысле я могу лишь сказать, что жизнь непредсказуема…”.

Наведя туману таким ответом, артист выглядел довольным собой. Впрочем, еще пару месяцев назад, когда он выпустил песню “Свадьба” и все думали, что это — подарок на будущую женитьбу Пугачевой и Галкина, Басков игриво шутил, что в его случае, если выбирать между Монситтой и Монтсеррат, он бы, конечно, остановился на матушке…

Жаль, на концерте не нашлось места для нового шлягера певца, где есть строчка “Натуральный блондин, на всю страну я такой один”. Возможно, это дало бы поводы и другим пересудам. Кто-то обыграл бы текст — натурал или блондин? А кто-то, возможно, вспомнив схожие строчки из Пугачевой: “Живи спокойно, страна, я у тебя всего одна”, — разоблачил бы посягательство на святыни…

* * *

После концерта Николай Басков утопал в цветах и признаниях своего таланта. От перенапряжения он приказал налить ему водки и обещал в кои-то веки напиться. Но осилил всего три маленькие стопочки. Зато звездные гости гуляли от души, и некоторые на самом деле уклюкались к утру до поросячьего визга. На банкете чествовали и родителей певца — Виктора Владимировича и Елену Николаевну. Седовласый статный мужчина и обаятельная жгучая брюнетка — они были счастливы за сына, но свою гордость выказывали со скромной сдержанностью. А Басков раскрыл “ЗД” еще один секрет петербургской премьеры:

— Именно 1 ноября у моих родителей 33 года совместной жизни. И зачат я был именно в Санкт-Петербурге (тогда Ленинграде) в гостинице “Октябрьская”. Они провели там медовый месяц, и я родился через 9 месяцев. Так что этот концерт еще и подарок моим родителям.

Возможно, когда-нибудь среди многочисленных культурных достопримечательностей Северной Пальмиры появится и соответствующая памятная табличка на месте зачатия “выдающегося тенора”…

 

Автор: Артур Гаспарян

Фото: Геннадий Авраменко