«Субботний Вечер»: там, где пытают артистов

Журнал "Теленеделя" №41

На сцену после капельницы

— Валерия, я так мечтал о нашем дуэте! Мы отлично смотримся вместе: я блондин, ты блондинка, — воркует Николай, обращаясь к стоящей рядом певице. — Должен признаться, что всегда боялся только одного...

— Чего же? — искренне удивляется Валерия.

— Твоего мужа! — кивает Николай в сторону стоящего неподалеку Иосифа Пригожина.

В зале раздается взрыв хохота.

— Мне надо было ждать 35 лет, чтобы ты на четыре минуты подарила мне свой волшебный голос!
Этот выпуск программы «Субботний вечер» посвящен 35-летию ее ведущего. И немного напоминает концерт «Паваротти и друзья», когда вместе со зна­­менитым тенором выступали звезды эстрады.

Нашего именинника не заметить сложно: Николай одет в красный, расшитый бисером костюм.

— Я в ярких каменьях как жар-птица! — комментирует праздничный наряд довольный певец.

Зрители в студии тоже особенные. Многие из них — члены официального фан-клуба Баскова. 

— Сколько у меня будет сольных выступлений? Четыре? — пролистывает сценарий Николай Басков.— Мало! Я хочу спеть все свои любимые песни!
Публика встречает артиста бурными аплодисментами.

— Только предупреждаю, — говорит Басков, — на концертах я всех целую, а сегодня не смогу, потому что у меня ангина! Пожалуйста, не обижайтесь.
Артист простудился перед съемками. Врач приезжает к нему прямо на съемочную площадку.

— Лечусь всеми средствами — медицинскими и народными. Утром, уже в гримерке, было игло­укалывание и капельница, потом выпил травяной настой, — вздыхает Басков. — К съемкам меня готовили, как боксера на ринг!

 

Мама пришла — поесть принесла

Время обеда. Неожиданно съемочная группа начинает перемещаться в сторону гримерки Баскова, из-под двери которой тянется волшебный запах чего-то вкусного. «Родители приехали!» — перешептывается съемочная бригада. По уже сложившейся традиции «Субботнего вечера» Елена Николаевна и Виктор Владимирович Басковы приезжают на съемки и привозят всем поесть. «Мама всю жизнь была женой военного, поэтому у нее такое внутреннее чувство, что надо накормить целый полк», — любит пошутить Николай. Сегодня для сына и его команды Елена Николаевна наготовила гречневой каши с грибами и запекла баранину. Все это в огромных кастрюлях Zepter доставили в гримерку к артисту. Елена Николаевна сама заботливо накладывает еду в одноразовые тарелки.

После обеда Николай усаживает маму с папой за центральный столик — как самых главных зрителей.

На сцене тем временем появляется Сосо Павлиашвили, который специально для юбиляра буквально за неделю написал песню «С днем рождения, милый друг». 
— Небольшой заказничок для ма­мы, — улыбается Басков.

Сосо — любимый певец Елены Николаевны, конечно, после собственного сына.

 

39 дублей Баскова

На сцене — пятерка красавцев: Сосо Павлиашвили, Валерий Меладзе, Дима Билан, Игорь Николаев и Николай Басков. Все вместе они впервые исполняют русскую версию хита Фредди Меркьюри «Show Must Go On».

— Поправьте артистам грим, — командует режиссер.

Первый, к кому подходит гример, — Сосо.

— Грузина ничем не испортишь! — смеется певец.

В это время помощница подносит Николаеву слова песни, крупно написанные маркером на больших листах: Игорь не успел выучить текст.
На сцену хозяйским шагом выходит человек в клетчатой рубашке и с мик­рофоном в руках — это режиссер «Субботнего вечера» Сергей Широков. Он показывает артистам траекторию движения по сцене.

— С Колей и Димой Биланом мы вместе учились в Гнесинке, — через некоторое время рассказывает «ТН» Сергей. — Вот сейчас смотрю на монитор и вспоминаю, как мы с Биланом делили в общаге корочку хлеба и воровали в магазине майонез, потому что есть было нечего. А с Басковым как-то раз в студенческие годы пытались пройти в метро по одному билету, но нас раскусили. Так мы убегали от охраны по эскалатору, при этом Коля на ходу еще что-то успевал петь.

«Субботний вечер» снимается блоками — за неделю пишутся выпуски на три месяца вперед. Все это время съемочная бригада буквально живет в студии.

— Как-то раз мы снимали до утра, и вот часов в семь Алексей Глызин должен был петь «Поздний вечер в Сорренто», — продолжает Сергей Широков. — Мы ищем Глызина, обегали весь павильон, все гримерки — нигде не можем найти. Оказалось, он спит у себя в машине! У нас происходит много забавных эпизодов. «Новые русские бабки», когда заработаются, забывают, что они женщины, и начинают говорить мужскими голосами. Оговорки — это вообще отдельная тема! Однажды Коля писал интервью с композитором Кимом Брейтбургом. перед началом беседы ему надо было представить гостя, и он ровно 39 раз не мог выговорить его фамилию! Как только не называл: и Бредбурн, и Брунбург... В итоге, когда он в 40-й раз начал произносить фамилию, массовка хором проскандировала: «Брейт-бург» и спасла положение. К счастью, Ким отнесся к ситуации с юмором.

Режиссер рассказал, что на площадке «Субботнего вечера» есть и запретные темы. Например, здесь нельзя произносить слово «эклер». Как-то раз по сценарию Оксана Федорова, Николай Басков и «Новые русские бабки» должны были наперегонки съесть по подносу пирожных. Сделать это артисты согласились далеко не сразу, так как все следят за фигурой. Когда в результате долгих убеждений ведущие собрались с духом и опустошили подносы, выяснилось, что их подвиг, увы, никто не снимал.

— Что тут началось! — вспоминает Широков. — Они кричали: «Что ты с нами вытворяешь! Это просто пытка какая-то!» Ну что делать — пришлось снимать дубль. 
Тем временем съемки общей песни закончились, и Меладзе отправился готовиться к сольному номеру­.

— Осторожно, Валера, ступеньки! — смеются ему вслед коллеги.

— Как-то раз на съемке новогоднего выпуска все так заработались, что Валерий во время исполнения песни решил было подняться по картонной лестнице декорации. И, естественно, провалился! — объяснил «ТН» Дима Билан.

Вообще, рекордсменом по падениям на съемочной площадке «Субботнего вечера» является Жанна Агузарова. Она всегда ходит в обуви на огромной платформе, а пол студии буквально утопает в проводах, о которые певица спотыкается с завидным постоянством. И теперь, после нескольких падений, ассистент режиссера под руку провожает звезду к сцене.

 

Обезьяны, попугаи — вот компания какая

Николай заботливо поправляет бывшей возлюбленной прицепной микрофон.

Вместе с Оксаной Федоровой они сейчас будут объявлять очередной номер. Расставшись весной этого года, артисты сохранили хорошие отношения и продолжают работать вместе.

— Помню, два с половиной года назад, когда я только-только стала соведущей Коли, его поклонницы писали в адрес программы гневные письма: «Федорова его заслоняет! Надо ее оттуда убрать!» — с улыбкой вспоминает Оксана. — На самом деле Баскова заслонить невозможно. Он очень яркий, многогранный человек. Кстати, Коля мог бы стать отличным пародистом. Вчера он, например, смешил нас, изображая обезьяну и попугая, которых увидел на канале Discovery!

— С животными у меня непростые отношения, — говорит Николай. — Однажды дрессировщик привез в студию попугаев. Один из них сел мне на плечо и прямо во время эфира стал бесцеремонно отдирать с пиджака мои бесценные кристаллы Swarovski. Я обратился к попугаю с претензией: «Это мой концертный костюм, убирайся отсюда!» так он, представляете, клюнул меня в палец!

 

Ты счастливый человек!

Время близится к полуночи. Николай уже отработал дуэт с Григорием Лепсом — артисты исполнили арию Калафа из оперы «Турандот». Уехала из студии и Надежда Кадышева — вместе с Басковым они спели «Широка река».

В перерывах между дублями артисты и съемочная группа начинают тихонько зевать. Вдруг по залу проносится шепот: «Киркоров приехал!» Сон как рукой сняло! Удивление зрителей понятно, ведь в прессе много писали о конкуренции между певцами, которые якобы борются за негласный титул короля российской эстрады. Изначально предполагалось, что Филипп просто войдет в кадр и поздравит Николая, но поскольку Киркоров, так же как и Басков, человек-сюрприз, то уже на месте выясняется, что артисты исполнят дуэтом песню.

— Николай! Я пришел! Я не мог не прийти! — кричит Киркоров и распахивает объятия.

— Я тебя ждал! — восклицает Басков.

Певцы обнимаются и хлопают друг друга по плечу.

Николай и Филипп вместе договорились исполнить песню «Эти глаза напротив».

— Стоп! Стоп! — прерывает запись режиссер. — Все-таки нужно решить: кому вы поете эту песню.

— Коля, эту песню мы посвятим твоей маме, — неожиданно заявляет Филипп. — Я искренне завидую, что в такой день рядом с тобой самые дорогие гости — родители, которые дарят тебе свою любовь.

Звучат первые аккорды, и два голоса сливаются в замечательный дуэт — и в этот момент на глазах Елены Николаевны появляются слезы.

 

Максим Галкин: и тогда Басков окатил президента рассолом...

«Не так давно я понял: друзья не могут быть на втором месте», — признается Николай Басков. Буквально все, с кем певец общается, называют его «человек-праздник», «человек-сюрприз». И у каждого припасена история с его участием.

 

Максим Галкин:

— Юрмала, 2009 год, конкурс «Новая волна». Нас, артистов, в очередной раз пригласил на прием президент Латвии Валдис Затлерс. Встреча была назначена в его летней резиденции на 10:00. Все, кроме Коли, пришли вовремя. Там были Лайма Вайкуле, Игорь Крутой, Раймонд Паулс, Лев Лещенко и другие наши звезды. Мы чинно сидели на террасе с видом на море, ели канапе, запивали шампанским и вели неспешную беседу о погоде. Через 20 минут ввалился Коля и с порога заявил: «Я опоздал, но зато я с по­дарком!»

Мы все почувствовали себя неуютно: никто не подумал, что на прием к президенту надо являться с подарками. Между тем Коля тут же решил показать презент. Это была бутылка водки, упакованная в футляр в виде боеголовки с надписью «Рособорон­экспорт». Подарок, который, скорее всего, был малоприятен президенту небольшой республики, так как явно намекал на имперские амбиции России. Но Валдис Затлерс вежливо поблагодарил Николая. Басков на этом не остановился, встал прямо над Валдисом, возложил на плечо этот патрон, крышка боеголовки открылась, и оттуда вылетел еще один сюрприз — банка соленых огурцов… Банка разбилась у ног президента, окатила его рассолом, огурцы разлетелись по террасе. На это Басков сказал, что он так не хотел, стал краснеть и хихикать. О погоде разговор уже 
не клеился. Уцелевшая бутылка водки немым укором стояла между канапе и шампанским. Обстановку разрядил Лев Лещенко, который сказал: «Может, тогда водочки?» Супруга президента тут же сообщила, что у нее есть свои домашние огурцы.

Так мы и пили с утра пораньше водку, закусывая канапе и огурцами, которые, кстати, оказались очень вкусными. С легкой руки Баскова интеллигентная европейская обстановка погибла под русским рассолом.

 

Любовь Казарновская:

— Грановитая палата, Кремль, 1999 год. Через пару минут мы с Колей выходим на сцену, чтобы cпеть «Аve Maria» вместе с детским хором. Имя Николая Баскова известно еще не слишком широко, хотя среди профессионалов его появление в труппе Большого театра уже успели заметить. Мне захотелось поддержать талантливого парня, внешне чем-то напомнившего Сергея Есенина: пшеничные волосы, открытый взгляд… И вот мы вдвоем стоим за кулисами. Я вижу, что он волнуется, и, чтобы немного отвлечь, спрашиваю: «Не сложно было учить слова на латыни?» «Почему на латыни? — удивляется он, поправляя бабочку. — Я их на русском учил…» И тут же в ужасе поворачивается ко мне: «О Боже! Любовь Юрьевна! Я был уверен, что мы поем на русском! Что же делать?!»

И как раз в этот момент я слышу, как объявляют наш выход. «Так, Коля, — говорю, — держись уверенно, смотри на меня влюбленным взглядом и принимай звуки. Никто ничего не заметит!» И вот мы на сцене, Коля в буквальном смысле смотрит мне в рот, безошибочно подхватывает и допевает каждое слово… После нашего выступления зал взорвался овациями. Даже самые недоверчивые критики сказали: «Любовь Юрьевна, какого парня вы нашли! У него большое будущее. И видно, что вы для него непререкаемый авторитет!»

 

Валерия и Иосиф Пригожин:

— Женева, 2010 год. На новогодние каникулы мы отправились в Швейцарию. Часов в десять вечера раздался звонок: «Йося, привет! Это Коля Басков. Вы где? В Женеве? Сейчас приедем!» — вспоминает Иосиф Пригожин. — Я говорю: «Приезжай, конечно. А кстати, вас много?» Басков смеется: «Ну… человек семь всего!»

— А мы ведь только что прилетели — и холодильник совершенно пустой! — продолжает Валерия. — Я думаю: чем же гостей-то угощать? Вечером в Европе купить что-то нереально: магазины не работают! И тут нас озарило — побежали на круглосуточную автозаправку, при которой есть магазинчик, где продаются кое-какие продукты. Но… нашли всего два куска мяса. Я и так, и этак прикидываю, как их поделить на большую компанию? И наконец говорю мужу: «Йося, придется нам с тобой сегодня поголодать в пользу гостей». Когда наш скромный ужин был готов, 
раздался звонок в дверь — и на  пороге появился Басков. Один. А в руках у него, как у Деда Мороза, два огромных мешка. Чего в них только не  было! И деликатесные вина, и сыры, и свежие багеты… В общем, семерым, если бы он их в самом деле привел, не управиться! В ту ночь за разговорами мы просидели до самого утра. А передохнув, взяли Баскова с собой на день рождения к одному из наших хороших знакомых. Коля как вошел в зал — сразу запел какую-то арию. Гости от неожиданности просто рухнули… В общем, сюрприз удался.

 

Игорь Николаев:

— Москва, Кремль, март 2011 года. Концерт «Одна надежда на любовь» мы с Юлей устроили так, чтобы зрители почувствовали, что побывали на нашей свадьбе. Все звезды, поднимающиеся на сцену, снова поздравляли нас с бракосочетанием. На концерт многие пришли парами — Анжелика Варум с Леней Агутиным, Володя Пресняков с Наташей Подольской… Коля в то время встречался с Оксаной Федоровой — и,  если честно, мы предполагали, что именно в этот вечер он сделает ей предложение. Моя дочь Юля по этому случаю даже сочинила песню «Будь моей женой». Перед появлением Коли и Оксаны я заинтриговал зал: «Сейчас на сцену выйдет пара, которая никак не разберется в своих отношениях…» Но Коля был бы не Коля, если бы не припас для всех сюрприз. Он взял микрофон и на весь зал объявил: «Мы решили расстаться, к сожалению».

В зале тишина. И признаюсь, как будто онемели и мы. Этого никто не  ожидал! Коля поцеловал Оксане руку и сказал: «Я рад, что ты была со  мной эти два года». Она присела возле меня, а Басков, поблагодарив мою талантливую дочку за песню, глядя в зал, начал петь: «Будь моей женой, звездочкой желанной…» После выступления, уже за кулисами, он грустно пошутил: мол, все это из-за песни «Дельфин и русалка» — пары, которые ее поют, рано или поздно расстаются. 
Они с Оксаной в самом деле исполнили ее на одном из наших концертов. Только немного переиначили: «Блондин и красотка — они, если честно, не пара, не пара, не пара…»

 

Анастасия Волочкова:

— Нью-Йорк, 1998 год. «Коля, я так есть хочу!» — призналась я Баскову после нашей двухчасовой экскурсии по городу. Нас тогда пригласили выступить на частном концерте в гольф-клубе. Он пел, я танцевала, а отс­тре­лявшись, отправились гулять. Ходили — любовались. Всюду огни, светящиеся витрины, музыка из баров доносится, народу много.

«Настя, есть отличное мес­то, — предлагает Коля, — «Макдоналдс»!» — «Думаешь?» — усомнилась я. Ни разу туда не заглядывала: я же всю жизнь на диете. Что ж, пришли 
в «Макдоналдс». Я пытаюсь заказать себе листья салата, но Басков категоричен: «Поверь, гамбургер и картошка фри — то, что тебе сейчас надо!» И я, махнув рукой, наелась до отвала.

После ужина втроем (вместе с моей мамой) мы забурились в какой-то ночной клуб — и отжигали там до самого утра. Коля успевал танцевать и со мной, и с моей мамой. В самолет мы сели окончательно вымотанные, но счастливые!

Я заметила, что у нас с Басковым многое в жизни идет параллельно. Примерно в одно время нас взяли в Большой театр. Потом почти одновременно обзавелись семьями, родили детей, развелись… И теперь мы уже оба выбираем на ужин салат. На диете сижу не только я, но и Басков!

 

Валерий Меладзе:

— Юрмала, 2009 год. Мы с Колей сидим рядом за столом жюри на фестивале «Новая волна» — метрах в десяти от сцены. Выступает Юлия Началова. Коля так очарован, что решает кинуть к ее ногам цветы — красивый жест в его стиле. Вынимает из вазы букет и… случайно с размаху бьет мне локтем по губе! У меня аж искры из глаз посыпались… Коля тут же выронил цветы из рук: «Валера, друг, прости, не хотел!» Можете себе представить, до какой степени я был взбешен. Рассеченная губа распухала на глазах, а мне через две песни идти на сцену! Концерт продолжается, все нормально, но жюри на сцену уже не смотрит. Юрий Николаев, Валерия, Раймонд Паулс шепотом предлагают мне разные способы спасения. Cалфеточки передают, смоченные в графине платочки. Вдруг Басков вскочил и умчался куда-то вдаль. Вернулся он через пару минут, неся в руках три порции пломбира. «Валера, приложи к губе!» — говорит. Через 10 минут отек пропал, и я пошел выступать. Пел, почти не чувствуя замороженной губы. На Колю уже не сердился, нет. Он так себя корил, так горевал, что все жалели уже не меня, а его.

 

Яна Рудковская:

— Мальдивы, 2010 год. Звонок мобильного разбудил меня рано утром. В трубке голос Баскова: «Привет, ну как вы там поживаете? Что делаете? Отелем довольны?» Только неделю назад мы с Женей уговаривали Колю поехать вместе с нами хоть на недельку. Но он не мог: «Ребята, у меня график расписан по минутам — на отдых совсем нет времени! Я должен быть в Эмиратах». И вот пожалуйста, звонит, соскучился. Рассказываю: «Все здорово! Отель — супер. Shangri-La, пять звезд…» Коля говорит: «Пожалуй, отправлюсь туда на зимние каникулы!»

Вечером мы собираемся на корт, берем спортивные сумки, как вдруг в дверь нашего бунгало начинают беспрерывно трезвонить. Я возмутилась: и это безукоризненный сервис? Женя пошел открывать — и закричал: «Яна, иди сюда! Ты не поверишь!»

Перед дверью стоял Коля. «Как?! Ты же еще утром в Москве был!» — сказать, что я была удивлена, не сказать ничего. «Ну… поговорил с вами и решил, что друзья не должны быть в жизни на втором плане», — улыбнулся он.

Мы провели вместе четыре дня. Гуляли, играли в теннис, купались, плавали на яхте…

Мы с Женей уже давно убедились, что Коля — человек-праздник. Кстати, мы частенько так его и называем. Стоит Баскову появиться в любой компании — и сразу становится весело и позитивно.

 

Лера Кудрявцева:

— Барселона, 2010 год. «Поехали в Испанию!» — предложил мне Сережа Лазарев. В последнее время было много работы, мы очень устали и поняли, что хотя бы на несколько дней нужно сменить обстановку. Выбрали Барселону и полетели «в никуда», даже не забронировав отель. «На месте разберемся», — сказал Сережа. 
Но когда уже в аэропорту Барселоны начали обзванивать гостиницы — поняли, что попали… Свободных номеров не было! М-да… Открываю ноутбук, пишу в «Твиттере»: «Сидим в аэропорту Барселоны. Мест в отелях нет, знакомых тоже. Что делать?» Сочувcтвенные отклики появляются почти сразу, но  подсказки ни от кого нет. Я стараюсь не падать духом, описываю зал ожидания, где мы сидим, что я вижу из окна… Проходит еще час — безрезультатно. Смотрим с Сережей друг на друга — смеемся: «Вот это сменили обстановку! Придется обратные билеты брать — не на улице же ночевать…» И тут к нам подходит молодой человек, говорит: «Здравствуйте, ребята! Меня зовут Артур. Думаю, что знаю, где можно остановиться. Помочь вам попросил один из ваших друзей». А кто — не признается. Я иду на принцип: «Поймите, мы же не можем довериться совершенно незнакомому человеку!» — «Ну что ж, выдам тайну! — отвечает с улыбкой. — Коля Басков мне позвонил, сказал, что его друзьям нужна помощь». Артур отвез нас в небольшой, но очень уютный отель, помог устроиться и попрощался: «Удачных выходных!» Вернувшись в Москву, мы первым делом позвонили Коле, поблагодарили. Но до сих пор понятия не имеем, кто же сообщил ему о нашей проблеме. Ему самому «Твиттер» читать просто некогда!

 

Надежда Кадышева:

— Москва, 2007 год. Канун Нового года, запись концерта «Песня года». Только что мы с Басковым исполнили дуэт «Вхожу в любовь». И Николай сообщает залу, что в следующем году у меня и моего мужа Александра серебряная свадьба. В зале овация, кто-то кричит «Горько!» — и все подхватывают. Мы лю­­ди старой закалки, вы­­ра­жать свои чувства на пуб­лике не привыкли. Саша скромненько моих губ коснулся, а Коля возмущается: «Так дело не пойдет! Сейчас я покажу, как надо целоваться!» Делает несколько шагов ко мне. А я от него: «Ой, нет…» В зале смех. Коля понял, что я смущена, и сказал: «О как! Настоящая царица!» И склонился к моей руке. Он всегда очень галантен.

В 2008 году с этой же песней мы выступали на премии «Золотой граммофон». Когда выступление закончилось, Коля ко мне подбежал и… крепко поцеловал в щеку. Я растерялась, но не рассердилась. И такой он во всем: если что когда решит — обязательно сделает!

Автор: Анастасия Карпович